Рекламный баннер 970x250px 970na250

Доля ты женская

2017-04-21

Хороший, хороший, - детская ручка тянулась к бычьей морде. Звеня цепью, бык наклонился в сторону ребенка и, испуская грозные рыки, начал трясти своей большой рогатой башкой.

Тетка не сразу хватилась племянницу. Дойка была в самом разгаре: каждую корову обмыть, подоить, перелить молоко во флягу. Пальцы у доярки уже не гнулись, а недоенными оставались еще полгруппы коров. Женщина встряхнула руками, расправила спину, устало вздохнула. И тут услышала надрывный крик: Ольга, беги быстрее, твоя Наденка к быку залезла. Доярки, оставив свои дела, устремились в сторону огромного быка-производителя. В повседневной жизни многие из них обходили это грозное животное стороной, опасаясь и полагая, что при близкой встрече эта рогатая и свирепая тонна мяса может, играючи, затоптать насмерть. Сейчас грозная бычья башка склонилась к ребенку. Наденька гладила темную шерсть, и когда бык длинным, шершавым языком доставал детскую ручку, заливисто смеялась.
- Ах ты, полазушница, - ругалась тетка Ольга и тут же крестилась: Господи, сохрани девчонку, душу ее невинную, ведь сама не ведает, что творит.
- Наденька, иди ко мне! – тихо позвала она девочку, - иди, я конфетку тебе дам.
Ребенок улыбнулся и засеменил за гостинцем. Тетка перекрестилась, воздавая славу Всевышнему, и кинулась к девочке. С тех пор Наденька быка не гладила, боялась – тетя Оля накажет. И все же украдкой она к нему ходила: ведь они уже подружились.
На ферме Надя бывала часто. Тетя Оля, которая воспитывала девочку, трудилась дояркой, и чтобы не оставлять ребенка одного дома, брала с собой на работу. Мама у Нади была, но она рано развелась с мужем, сошлась с другим, родились дети. Бездетная семья тетки забрала девочку к себе. Жили тогда в Большемурашкинском районе. Деревенские жители в основном все работали в колхозе. Надюшке на ферме нравилось. Любимицы-коровы ждали ее появления и, завидев, мычали словно приглашая девчушку посекретничать. Она с ними разговаривала, делилась о своем житье-бытье, и казалось буренки все понимали. Тропинка на ферму стала привычной, родной. После 8 класса поехала было Надя учиться, получать профессию, да без своей деревни долго жить не смогла. - Пойдем тогда на ферму, будешь мне помогать, - предложила ей тетка. О другой жизни девушка больше не задумывалась.
Лето, ах, лето, лето звездное будь со
мной, - звуки магнитофона собирали на дискотеку всю деревенскую молодежь. Девчонок и парней в колхозе было много. Плюс на лето приезжали наемные работники. Трое неженатых пастухов заставляли чаще биться девичьи сердца. Хохотушки-доярочки, ловко орудуя вилами, вели между собой веселые разговоры. Тяжести животноводческого труда молодость не замечала. Дойку десятков коров за нагрузку не считали. Одно было плохо – рабочий день начинался с зорькой, спать было практически некогда. А уж если любовь закружила да звала на свидание, то и вовсе не до сна. Вот и Герман приехал из соседнего Сергачского района подработать на лето один, а осенью возвращался уже с молодой женой, восемнадцатилетней Надеждой. Колхоз в Сергачском районе выделил молодоженам жилье. А так как у тех практически ничего не было, подарили супругам мебель – железную кровать.
Первую свою дочку Муратовы назвали Любовью. А как же иначе, если именно любовь вела супругов по жизни. Дом пустой, а они – счастливы. Работа животноводами – тяжелее не придумаешь, а они все равно счастливы. А когда в 1983 году дочка родилась, так счастье удвоилось.
Муж обнимал жену и строил планы на будущее: Надежда у нас есть, Любовь – есть, нужна Вера.
Вера появилась тоже. А за ней Оксана, Дмитрий, Александр, Ольга, Алексей, Сережа, Геннадий, Аня. Декретные отпуска много времени у Надежды не отнимали. Как заканчивался больничный, она выходила на работу.
Конечно, муж работал постоянно, но с такой оравой и с одной зарплатой большого благополучия не наживешь. И Надежда с готовностью впрягалась в работу. Профессия доярки оставалась тяжелой, хлопотной, но любимой. Надежда по-настоящему любила животных и с удовольствием спешила на ферму. Она не замечала грязи, больших физических нагрузок, зато она видела, как сноровистая корова с желанием тянет к хозяйке морду и старается лизнуть мокрым языком ее руку. Надежда гладила Ночкины бока и чувствовала, как крутой норов дикарки становится ей подвластен. Без ласки все живое чахнет - была уверена Надежда и не жалела теплоты и внимания. С телятками - так с ними вообще как с малыми детьми. Возни и заботы много, зато в группе всегда стопроцентная сохранность молодняка. Это обеспечивало хороший заработок, премии, к профессиональному празднику – подарки. В дом пришел достаток. Многодетные родители умудрялись обеспечить каждого ребенка всем, что было нужно: одеждой, обувью, игрушками. Сколько пар обуви стоит у порога – Надежда даже не бралась считать. Нужные вещи покупали не задумываясь.
Все изменила перестройка. Началась совершенно другая жизнь. Жизнь, полная тотального дефицита. Но и тогда семья не бедствовала. По крайней мере, молоко и мясо на столе были всегда. Овощи также выращивали сами. Надежда не падала духом. Это было не в ее характере. Она с оптимизмом смотрела вперед и работала, работала.
Со временем и с работой стало плохо. Хозяйства разорялись, скот вырезали. Деревенские жители остались не у дел. Кто помоложе – перестраивались, уезжали в город. Остальные искали случайные заработки. От безделья и безнадеги глава большого семейства все чаще стал выпивать. Надежда ругалась, просила, плакала, но разрушительный процесс муж уже запустил. Мужчина все быстрее и быстрее превращался из работящего в безответственного пьющего человека. Главой семейства теперь стала Надежда. Главной ее задачей было накормить, обуть-одеть своих детей. Но как это сделать – она даже не представляла: денег не платили годами, а затем и вовсе закрылась последняя ферма. И Надежда стала искать работу в других районах.
Судьба привела ее в д. Шишковердь Княгининского района. Здесь в сельхозпредприятии «Новый век» была молочная ферма и требовались доярки. Новой работнице и ее многочисленному семейству предоставили жилье. Младшим детям на тот момент было 2 и 3 года. Как переезжали и обустраивались на новом месте – отдельная история. Как наседка опекала и хлопотала она вокруг своих цыплят. И опять работала, работала. Рассчитывать приходилось только на свои силы. И она этих сил не жалела. Из какого металла делают тех женщин, которые, не раздумывая, готовы броситься и в огонь, и в воду, и в медные трубы? Которые в семье и за мужика, и за бабу, и которые впрягаются и везут свой воз, ни о чем не жалея и не оглядываясь назад, а стремясь только вперед.
Надежда была уверена, что пока у нее есть работа – она не пропадет. Так оно и было. Надежда радовалась, что в руках вновь появились заработанные деньги. Лихие девяностые уходили в историю. Казалось, что жизнь налаживается, но для Надежды вновь рушились все надежды: ферму закрыли.
И все же в этой нескончаемой черной полосе судьба готовила подарок: встречу с мужчиной. Валентин Анатольевич Лапин почему-то сразу решил, что они должны жить вместе. И перевез Надю со всем ее выводком к себе в дом в бесперспективную и малонаселенную деревню Константиновку. «Дети вовсе не препятствие, дети – признак жизни в доме», - говорил он Надежде. К сожалению, у него прежде в доме не звенели детские голоса. «Я очень хочу ребенка», - мечтал Валентин.
«Родим», - пообещала Надя и родила Танюшку. Одиннадцатую. Последнюю. Но семья все равно постоянно увеличивается: у Надежды появляются внуки. И их уже четырнадцать.
Сейчас Надежда Федоровна на ферму не ходит – и фермы нет, да и она как многодетная мама получила досрочную пенсию. Но работы ей хватает. И даже проблем со здоровьем она старается не замечать. После долгих лет, когда одна была за все в ответе, у нее появилась опора. Валентин Анатольевич взял на себя ответственность и заботу за большую семью. Надежда, правда, в силу своего бойцовского характера бразды правления не отпускает. Все финансовые расходы держит так же в своих руках. Да и подсобное хозяйство находится под ее пристальным присмотром. А хозяйство немалое – две коровы, телята, поросята, куры, индюки, любимые собачки и кошки. С таким подворьем отдыхать некогда. А Надежда находит себе работы еще и в огороде, где растут все овощи.
«Люблю рано-рано утром, как всходит солнышко, выходить на улицу, - глаза Надежды Федоровны загораются огоньками. – Птицы поют на все голоса, а трава блестит росою. Так хочется походить босиком». Но босиком Надежде нельзя: ноги больные. Всю жизнь на ферме проходила в резиновых сапогах. Ей и расстраиваться сейчас нельзя: сердце сразу же дает о себе знать. Около двух лет назад из жизни ушел сын. С тех пор сердце ноет и болит постоянно. Душа плачет.
- Думала, жить не буду, - вытирает слезы женщина, - а брат мне говорит, кто же внуков помогать растить будет, да и последние дочки еще небольшие.
Девчонки и правда еще школьницы. Хотя возраст не играет роли – мама детям нужна всегда. Оля, например, пожив на стороне, вернулась к маме в деревню. Оксана тоже здесь. Сережа болеет и от мамы – ни на шаг. Остальные приезжают кто откуда, все хотят маминого тепла. Она всем рада, правда, помочь не всегда может. Пенсия не очень большая. Ладно от подсобного хозяйства какой-то доход, да и Валентин берется за любую работу. И все равно считать приходится все до последнего рублика.
- Нам бы двор новый поставить да телят купить, – делится планами Надежда. – Но пока не получится. Крыша течет. Нужно ее ремонтировать.
Она вновь мечтает о работе, хотя уже имеющейся хватило бы с лихвой. Она думает о детях. О себе – по остаточному принципу.
Мы долго сидели с Надеждой Федоровной, с Валентином Анатольевичем. Она рассказывала о своей жизни. И все повествование было, в основном, о работе и детях.
- Правда, детям уделять много внимания времени не было. Ведь всю жизнь на ферме, - рассказывает хозяйка. - Сколько тонн перетаскала кормов, навоза – не сосчитать. Группы коров и по 100 голов были. Я и за быками ухаживала. Помню, в Мироне было свыше тонны веса, мужики к нему подходить боялись, а меня он слушался. Бралась за любую работу, ведь в деньгах всегда нуждалась.
Лучшим подарком было, когда выпадало свободное время. Ведь домашние дела тоже никто не отменял. Конечно, старшие дети помогали, росли неизбалованными.
Надежда вздыхает. Смотрит в окно и начинает улыбаться. Весенний день радует солнышком. Природа начинает свой новый виток. Скоро лето. Вновь запоют птицы, заблестит роса. В гости приедут дети и внуки.
Светлана ДАНИЛОВА
Фото автора

1687

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ
АРХИВ ВЫПУСКОВ
Рекламный баннер 300x250px 300na250
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x600px 300na600
ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ